Пойдете ли в против авторитарного режима или станете его частью — взгляд с научной стороны

Роман Маргарет Этвуд «Рассказ служанки» описывает кошмары авторитарного режима Галаада. В этих теократических условиях самосохранение было единственным, на что могли рассчитывать люди, будучи бессильными в противостоянии системе в целом. Однако сиквел «Заветы» напомнил нам, что обязательно найдутся люди в определенных условиях, достаточно храбрые и сообразительные, чтобы дать отпор.

Но действительно ли это возможно? В реальном мире существует множество примеров прошлых и настоящих чудовищных режимов, и все они поднимают вопрос, почему люди не встали против правителей.

Кто-то может обвинить тех, кто приспосабливается к таким режимам, называя их злобными психопатами или, считая их морально ниже самих себя. Однако каковы реальные шансы, что вы станете героическим мятежником, отказываясь от поддержки или обеспечения работы системы?

Чтобы ответить на этот вопрос, начать стоит с рассмотрения классического анализа, проведенного американским организационным теоретиком Джеймсом Марчем и норвежским политологом Йоханом Олсеном в 2004 году. Они утверждали, что человеческое поведение регулируется двумя взаимодополняющими, но совершенно разными «логиками».

Согласно логике следствия, мы выбираем действия, подобно любому экономисту: взвешивая затраты и выгоды альтернативных вариантов в свете наших личных целей и стремлений. По сути, в этом вся суть процесса достижения того, чего мы желаем.

Пойдете ли в против авторитарного режима или станете его частью — взгляд с научной стороны

Существует и вторая логика — логика целесообразности. Согласно ей, результаты, хорошие или плохие, часто имеют второстепенное значение — мы определяем, что делать, задавая себе вопрос: «Что должен делать такой человек, как я, в подобной ситуации?»

Данная идея подкреплена психологическим исследованием. Человеческие социальные взаимодействия зависят от нашей склонности подчиняться неписаным правилам надлежащего поведения. Большинство из нас правдивы, вежливы, не обманывают и не читерят, играя в настольные игры, а также следуют общему этикету. Мы с готовностью позволяем судьям или футбольным рефери отвечать за исполнение правил другими. Согласно недавнему исследованию, мы даже подчиняемся произвольным нормам.

Прелесть логики уместности в ее самодостаточности — мы не одобряем, стыдим или «жалуемся» на тех, кто лжет или обманывает. Исследования показали, что даже в анонимных экспериментальных «играх» люди готовы платить издержки, лишь бы наказать других за то, что они не желают действовать по общим правилам.

Поэтому логика целесообразности имеет решающее значение для понимания, как мы можем объединиться в команды, компании и целые страны. Нам нужны общие системы правил для сотрудничества — не зря эволюция готовила нас к этому тысячи лет.

Психологические основы для конформизма начинаются в раннем возрасте. Уже в три года дети будут протестовать против нарушения «правил» игры. И многие из нас хорошо знакомы с тем, как дети наказывают друг друга за отличительные черты, будь то в отношении одежды, поведения или, даже, акцента.

Авторитарные режимы

Обе логики необходимы для создания и поддержания авторитарного режима. Чтобы гарантировать «правильный» личный выбор, основными инструментами репрессивного государства являются кнут и пряник — вознаграждая за конформизм и наказывая даже за намек на противостояние.

Но лишь личная выгода (или выживание) обеспечивает хрупкую основу для репрессивного государства. И тут подключается логика соответствия, превращаясь из двигателя сотрудничества в механизм обеспечения репрессивного статус-кво.

Пойдете ли в против авторитарного режима или станете его частью — взгляд с научной стороны

Эта логика требует, чтобы мы следовали «правилам» и следили за тем, чтобы другие тоже не нарушали их — нередко без необходимости спрашивать, почему подобные правила вообще существуют.

Таким образом, режимы дополняют «кнут и пряник» нормами самоконтроля, правилами и условностями. «Хороший» партийный товарищ, член религиозного культа или террористической организации знает, что должен подчиняться приказам, искоренять оппозицию и не подвергать сомнению авторитет — а также  навязывать эти нормы своим собратьям.

Поэтому авторитарное государство заботится прежде всего о сохранении идеологии — определении «правильного» способа мышления и поведения, чтобы мы могли безоговорочно соответствовать нормам.

Это помогает объяснить ужасы нацистской Германии — показывает, что авторитаризм, это не вопрос индивидуального злодейства. Как утверждала философ Ханна Арендт, злодеяния Холокоста стали возможны благодаря нормальным людям, которыми манипулировали для подчинения ужасным нормам поведения.

А вы бы восстали?

Так как бы вы или я действовали в условиях режима Галаада? Можно практически без сомнения утверждать, что большинство из нас подчинятся (с большим или меньшим дискомфортом). При этом нам будет трудно избавиться от ощущения, что все происходящее — это правильный и соответствующий путь.

Подумайте о том рвении, с которым люди навязывают стандарты одежды, запреты на ненормативную лексику или диетические нормы — какими бы субъективными они ни казались. В реальности же у нас могут быть чувства «моральной обязанности» защитить партию, нацию или религию, независимо от ее характера.

Пойдете ли в против авторитарного режима или станете его частью — взгляд с научной стороны

Однако незначительное число людей не стали бы сидеть в тишине. Однако, как я подозреваю, они бы пошли на это не из-за различий в индивидуальном моральном характере. Мятежники также должны использовать логику соответствия — им требуется представлять свои нормы и идеалы, разделять их с другими членами сопротивления или вдохновляться историей и литературой. Освобождение от одного набора норм и правил требует наличия альтернативы.

Тем не менее, некоторые люди могут иметь природные склонности к нонконформизму, по крайней мере, в отдельные периоды жизни. Правда, успешность таких повстанцев может частично зависеть от того, насколько убедительно они могут оправдать для себя и подать другим, нежелание подчиняться.

Если это так, можно допустить, что склонность к принятию нестандартных норм будет связана с речевыми способностями и, возможно, общим интеллектом у тех, кто действительно бунтует.

То, как мы реагируем на несправедливость, также может повлиять на нашу склонность к мятежу. Одно исследование показало, что не склонные к риску и доверчивые другим люди, с меньшей вероятностью будут активно реагировать на несправедливость. Хотя это и не доказано в исследовании, косвенно данные подтверждают тенденции таких людей к подчинению и конформизму.

Другим фактором являются социальные обстоятельства. Высшие и средние классы в Германии 1920–1940-х годов почти в два раза чаще вступали в нацистскую партию, чем люди с более низким социальным статусом.

Таким образом, можно допустить, что те, кто потеряет больше всего и/или стремиться подняться по социальной лестнице, особенно склонны к конформизму. И, конечно, если другие члены вашего круга общения соответствуют требованиям, то и у вас может возникнуть впечатление, что это «нормальное».

Немногие будут сражаться с Галаадом после тщательного взвешивания последствий — в конце концов, наиболее вероятный результат это неудача и гибель. Что стимулирует борьбу против угнетающего общества — это конкурирующее видение, образ равенства, свободы и справедливости, а также чувство, что эти ценности следует защищать, несмотря на последствия.

Данный текст — перевод публикации Ника Чатера, профессора науки о поведении из варвикского университета. Оригинал публикации тут.

Источник

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here