Мнение: Я больше не верю в голливудскую толерантность и инклюзивность

Я такой же человек, как и все, кто читает эту публикацию. Я продукт своей среды, которая менялась, открывала мне глаза на новые идеи, теории, вкусы, отношения и все, что только можно почерпнуть из мира. В каком-то смысле мне повезло, что мое представление о жизни не было жестко сформировано родителями, друзьями, преподавателями, наставниками. Каждый из тех, с кем у меня был и есть контакт, оставлял что-то. Словно семечко, я пробивался через почву и двигался к свету, а окружение влияло на «мою кору», слой за слоем формируя мою личность.

По мере взросления у меня никогда не возникало неприязни к тому, что было не совсем для меня обычно. В 90-ые я смотрел западные мультсериалы вроде «Эй, Арнольд» и видел, что люди бывают непохожими друг для друга. Черные, белые, желтые, красные — цвет кожи для меня никогда не был основой для отношения. Ведь все это лишь внешний слой, кора, которая не определяет то, кто мы внутри.

Мнение: Я больше не верю в голливудскую толерантность и инклюзивность

«Эй, Арнольд», который научил меня, что в людях главное — что внутри, а не снаружи.
(P.S. Не кишки)

В детстве у меня никогда не возникало вопросов о том, может ли один человек любить другого. Конечно же может! Внешность никогда не была фактором для влюбленности. В какой-то момент, наверное, когда мне было около 13 или 14 лет, я узнал, что любовь возможна не только между мальчиками и девочками. Эта информация не имела отношения к сексуальным отношениям или биологическим функциям — в том возрасте меня больше интересовал Властелин Колец и прочие развлечения. Однако я понимал, что да, девочка тоже может любить девочку, или мальчик — мальчика. Будучи учеником необычной школы, где в классе было меньше человек, чем пальцев на двух руках, я даже не сомневался, что испытывать теплые эмоции можно к тем, кем ты дорожишь, кто является важной частью твоей жизни.

Через какое-то время началось половое созревание и открылось понимание того, что такое секс. Я не особенно задумывался о том, как занимаются сексом люди одного пола, влюбленные друг в друга. Сама механика была ясна, но детали процесса совершенно не интересовали. Если люди любят друг друга, то конечно же они будут спать друг с другом. Позднее стало ясно, что любовь и секс не обязательно связаны. Однажды я познакомился с милой ЛГБТ-парой — сперва было неловко, но быстро стало ясно, что они совершенно такие же люди как и натуралы. Может быть, слегка экстравагантные, но на тот момент я понимал, что “нормальных” людей не существует. Мы все в чем-то странные и то, что норма для паука — хаос для мухи.

Поэтому, когда я начал развивать Shazoo, у меня никогда не возникало вопроса о толерантности. В моем представлении мира просто не существовало такого термина, как “толерантность”, ведь мне не приходилось «терпеть» людей, отличающихся от меня сексуальными предпочтениями или цветом кожи. Когда разговоры относительно инклюзивности, анонсы ориентации тех или иных персонажей, ЛГБТ-выставки и игры стали набирать обороты, то мне скорее приходилось терпеть категорически и агрессивно настроенных против изображения сексуальности или цвета кожи. Я понимал, что это ответная реакция на отличия от «нормы», вбитой в голову старшими или системой, но принять оскорбления и нападки на людей за их условное своеобразие я никогда не мог. Не могу и сейчас. 

Потому что человек не выбирает цвет кожи, также как он не определяет свою ориентацию, когда подвернется случай.

Мнение: Я больше не верю в голливудскую толерантность и инклюзивность

Мое отношение не позволило разглядеть тот факт, что в течение всего нескольких лет борьба за инклюзивность и место в культуре превратилась в политическое оружие, в инструмент манипуляций, в жертву капитализма. Я пропустил момент, когда творцы встали перед необходимостью включать в свои произведения определенный процент специфических персонажей — не потому что они задумывали и прописывали персонажа, а исключительно из соображений квоты, рассчитанной маркетинговыми отделами.

Почему я считаю процесс включения специфических персонажей не естественным? Потому что нам прямо говорят за месяцы или даже годы, что вот этот персонаж будет иметь определенный цвет кожи, а вот этот герой получит специфическую сексуальную ориентацию. Если все начиналось без привлечения внимания, то сегодня сексуальность персонажей стала не его личным делом, а достоянием абсолютно всех. Сегодня сексуальность подают так, словно она является ключевой характеристикой персонажа, определяет его стремления, амбиции, мечты, направляет его на тот или иной путь. Каким образом влечение к определенному полу влияет на то, хороший ли это человек или нет? Или ЛГБТ-сообщество это не такие же люди, со своими грехами, демонами и скелетами крокодилов под кроватью? Принадлежность к сексуальности не делает человека героем, не превращает его в злодея. Тот факт, с кем он/она спит, не отражает способность человека на свершения любых масштабов. Тем более, это не гарантирует, что человек будет достойным наставником или родителем.

Это вовсе не означает, что сексуальность не может быть одним из пунктов образа. Пересматривая сериал «Братья Вентура», я обратил внимание на то, что некоторые персонажи нарочито проявляют свое либидо — и это никак не связано с ориентацией. Брок Самсон предстает в виде классического мачо, мужика — как бы сказал Дракс. Однако его ориентация не определяет личность. Это просто черта, которая позволяет добавить глубины персонажа, связать его с определенными событиями и людьми. Также в сериале есть и один из оперативников организации «Сфинкс», изображенный нарочито геем: обнаженная грудь, шортики, усы. Но даже в его случае, также, как и с Самсоном, образ создан для комедийных целей и скорее служит «оберткой», под которой комплексный персонаж, не определяемый сексуальностью и понимающий, как может выглядеть его внешность для неподготовленного. В анимационном сериале “Конь БоДжек” Аарон Пол исполняет асекусального персонажа (человек с низкой сексуальной потребностью или влечением), и его трудностям в принятии себя было отведено отдельное место. Только суть заключалась не в том, чтобы сделать асексуальность Тодда определяющей чертой. Идея — показать людей разными, не вписывающимися в мифическую «нормальность».

Мнение: Я больше не верю в голливудскую толерантность и инклюзивность

«Конь БоДжек», который говорит, что принимать себя — это классно!

К сожалению, то, что сейчас принялся делать Голливуд, все чаще выходит за рамки моего принятия. Цвет кожи, пол, сексуальная ориентация, предпочтения в самоидентификации пола и прочие факторы перестали быть естественной чертой. Теперь это оружие маркетинга, инструмент привлечения аудитории. Даже когда разгораются споры и фанаты недовольны — производителям контента плевать. «Черная Пантера», на которую некоторые чернокожие американцы ходили по несколько раз, утверждая, что это первый фильм с чернокожим героем, — идеальный пример подобного воздействия ради денег. Машина Disney давно перестала быть местом, где идеи рождаются ради своей сути, ведь для великой Мыши главным мерилом являются сборы в кинотеатрах и максимальные продажи мерчендайза всем, до кого лапки способны дотянуться

Я уже писал о том, что русалочка Ариэль может быть любого цвета кожи, если это имеет смысл. Но если Disney столь внимательно и аккуратно подходит к «Аладдину» и «Мулан», то почему «Русалочка» не может быть похожей на свой оригинал? Если вы думаете, что дело в расизме, агрессивной инклюзивности или чем-то еще, то это не так. Банальность зла в том, что оно происходит незаметно — каждый «биологический робот» выполняет свою маленькую задачу, которая проявляется в виде свободной интерпретации персонажей тогда, когда это выгоднее всего. И в случае с Ариэль ее внешность для маркетинга играет лишь одно значение — сколько денег можно заработать, манипулируя цветом кожи. Имеет ли значение ее «национальность» и генетические отличия для истории? Очевидно, что нет. А значит причина ухода от первоисточника — исключительно экономическая.

Получается, что все наши споры о том, какой у персонажа пол, ориентация или цвет кожи — это бессмысленный шум в бесконечном интернете. Это способ привлечь внимание, метод для выжигания неоднозначности в мозгу, чтобы максимизировать число заинтересованных в новой «интерпретации». Тем более, что нам и без того знакомы примеры того, как инклюзивность выходит боком, если она существует «чтобы была» — достаточно вспомнить Mass Effect Andromeda.

Мнение: Я больше не верю в голливудскую толерантность и инклюзивность

А знаете, в чем секрет интересного персонажа? В том, что и как он делает, какие решения принимает и берет ли на себя ответственность. Интересного персонажа делает проработка, а не его влечение к тем или иным органам.

Хотите увидеть интересного ЛГБТ-персонажа, не размахивающего своей сексуальностью? Посмотрите на Робин из третьего сезона Stranger Things. Таким должен быть проработанный персонаж, о котором хочется узнать больше.

Фото в шапке: Nathan DeFiesta

Источник

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here